Светусик
10.07.2016 в 18:57
Пишет Иллия:

10.07.2016 в 18:27
Пишет Royal Heart:

Итак, продолжаем разговор о воровстве. Да-да, той самой повести «Матушки Эм», которую переделали в сиропный романчик «Золушки из трактира на площади», изданного в издательстве АСТ. «Автором» под загадочным псевдонимом Лесса Каури.

Мне тут активно доказывали, что никакого воровства не было и вообще меня приглючило. Ну, мне так не кажется, а наоборот кажется, что таки именно поступили как в том древнем анекдоте: «Чей мужчинка, ничей? Ой, да, кажется, ничей. Будет мой!»
Я проконсультировалась с юристами, мне посоветовали много чего интересного.
В итоге мне сделали два заключения. И если первое сделали очень быстро, то второе пришлось ждать. И я отправила их вместе еще с кипой документов и заявлением на имя их гендира в издательство. Заодно узнала, почему не могу до них дозвониться, у них просто нет ресепшена. Отгородились от мира, так сказать. Но зато пару недель назад им таки доставили их, как уведомила меня Почта России. Ценную заказную бандероль им все-таки вручили. Ответа пока не поступало.

Ознакомьтесь с заключениями, они тут прилагаются. Заключения и приложение к первому заключению залили на Яндекс-диск.

yadi.sk/i/bxs3jcGytASGP Заключение 1.
yadi.sk/i/g6qmedmOswVdx Приложение к заключению 1.
yadi.sk/i/dWS6BiwEswVeH Заключение 2.

Заключение №1

Роман «Золушки из трактира на площади», опубликованный в издательстве АСТ (далее именуется Текст 1), обладает целым рядом текстуальных совпадений с «Матушкой Эм» (далее – Текст 2). Основные совпадения продемонстрированы в таблице (см. приложение).
Буквальных текстовых заимствований не наблюдается, однако же повторяются типажи героев, отдельные сюжетные схемы и мотивы, причем иной раз – даже сцепления мотивов (например, см. прим. 3 на стр. 2 или прим. 5 на стр. 6), что очевидно указывает на связь между текстами, выходящую за пределы условностей жанра. Один из очевидных примеров – комическая фигура повара, толстяка с итальянской фамилией. Имя, облик, род занятий, стиль работы, отношения с главной героиней – данный набор совпадений трудно объяснить случайностью, особенно с учетом того, что подобных «множественных пересечений» несколько.
Чрезвычайно важно, что большинство «параллельных мест» относится к экспозиции, в которой обрисованы мир и герои, задана исходная ситуация – т.е. представлена, собственно, концепция текста. Далее оба повествования развиваются как будто самостоятельно, с той лишь разницей, что в Тексте 1 отсутствует социальная составляющая и превалирует любовная линия, более того, он развивается в соответствии с жанровой моделью любовного романа, и заявленные мотивы, которые, видимо, заимствованы из Текста 2 (способности героини и пр.) задействованы слабо. То есть автор Текста 1, очевидно, заимствует оригинальную концепцию, обуславливающую колорит повествования и должную придать ему интерес, но радикально меняет жанровые характеристики произведения в сторону более массового и коммерчески успешного жанра, при этом повествование теряет логику и оригинальность.
Более того, пропадает специфика, связанная с образами центральных персонажей, и описания любовных отношений становятся трафаретными, не обусловленными психологически, видимо, именно потому, что это уже выходит за пределы целей, преследуемых автором Текста 2.
В целом ситуацию можно охарактеризовать следующим образом. По всей видимости, автор Текста 1, желая создать коммерчески успешное произведение, заимствует из Текста 2 целый комплекс мотивов и ситуаций, но механически, не учитывая специфику жанра.

Филолог, кандидат филологических наук, доцент Санкт-Петербургского Государственного Университета.

Заключение №2

Сравнительный анализ текстов:
«Матушка Эм» и «Золушки из трактира на площади»

Целью данного сравнительного анализа двух вышеназванных текстов является определение наличия плагиата в тексте автора Лессы Каури «Золушки из трактира на площади». Заявленный текст был опубликован 31 августа 2014 года, а текст Royal Heart «Матушка Эм» 31 мая 2014 года, соответственно имеет место заимствование и копирование из текста, написанного раньше, то есть повести «Матушка Эм», выложенной на сайте Archive of Our Own ранее, в 2014 году.
Следует отметить, что автор «Матушки Эм» не преследовал коммерческих целей и повесть была выложена в открытый доступ безвозмездно, в то время как роман «Золушки из трактира на площади» был издан в бумажном варианте издательством АСТ, продаётся в книжных и интернет-магазинах, а также в электронном виде.
По прочтении обоих текстов, невозможно не отметить, что повесть «Матушка Эм» и роман «Золушки из трактира на площади», несмотря на разный объём, имеют весьма очевидные сходства. Прежде всего, это общие сходства: сюжетные линии произведений и созданный образ главной героини – в первом случае матушки Эм, и во втором – матушки Бруни. И локальные сходства: героини называются «матушками», держат трактиры, умело ведут свой бизнес, спасают и дают работу другим людям, обладают некими магическими предметами и т.д.
Остановимся более детально на каждом из описанных сходств.
Оба текста начинаются с того, что матушки, владелицы трактиров, принимают поставки и решают рабочие вопросы, общаются со своими работниками.
В тексте Royal Heart матушка начинает утро с разговора с кондитером, в тексте Лессы Каури – с общения с поваром, которые оба имеют фамилии, похожие на итальянские (Тоцци – у Royal Heart и Пиппо – у Лессы Каури), сходный характер и проблемы.
Из «Матушки Эм»: «Эм почти столкнулась с Лукасом, своим лучшим кондитером, человеком с темными, вьющимися волосами, веселыми глазами, певучим акцентом и неправдоподобной виртуозностью в обращении со сладкими продуктами».
Из «Золушек из трактира на площади»: «В данный момент Матушка, тоскливо поглядывая в залитое потоками воды окно, выслушивала монолог повара Пипа о дурном настроении».
Далее матушка Эм у Royal_Heart заступается за несчастную девушку, у Каури же героиня выручает из беды подростка. Матушка Эм берет девушку под свою опеку, так же и матушка Бруни решает заботиться о подростке.
Из «Матушки Эм»: «Эм зачем-то пошла туда, хотя Рон попытался ее удержать. Там оказалась молоденькая девушка, вокруг которой кружило несколько молодчиков. Рон только крякнул, понимая, что Эм не даст им уйти отсюда, оставив девчонку одну».
Из «Золушек из трактира на площади»: «Матушка толкнула створку и застыла на пороге, едва не сбив с ног лавочника, наблюдающего за своим приказчиком, который порол худого и взъерошенного мальчишку, за запястья и щиколотки привязанного к столбу. Пацан шипел, как разъяренный кот и ругался, на чем свет стоит».
У обеих матушек трактир является местом, где в разное время суток любят бывать разные люди, одни днем и другие – вечером.
Из «Матушки Эм»: «В обед здесь готовили на выбор три набора блюд, впрочем, их можно было скомбинировать по желанию клиента, и довольно недорого, и это обеспечивало уже клиентов в лице голодных клерков из нескольких лавок, контор и пары банков, находившихся неподалеку».
«За столами чинно сидели обычные для послеобеденного времени посетители – в основном мамаши из купеческих и не слишком богатых дворянских семей со своими чадами».
«Теперь светило час-полтора относительного затишья и, учитывая характер предстоящего вечера, к нему следовало подготовиться. Сегодня была среда, а по средам и пятницам в трактире матушки Эм собиралась совершенно определенная публика – богемная».
Из «Золушек из трактира на площади»: «Наступал вечер. Сейчас в трактир потянутся уставшие ремесленники – хлебнуть пива или морса, закусить пряными сухариками по дороге домой. Чуть позже зал наполнится постоянными посетителями: купцами, пришедшими поужинать и поговорить о делах, стариками, чью холодную кровь согреет близость других людей, разговоры, сплетни и слухи, патрульными из городской стражи, уставшими наматывать бесконечные круги по улицам квартала в поисках беспорядков. Приходили к Матушке Бруне отужинать и главы всех четырех ближайший гильдий, чем она несказанно гордилась».
Далее в повествование вводится мужские персонажи, с которыми матушек связывают романтические отношения. Причем мужчины, судя по описаниям похожи даже внешне и имена их, как ни странно состоят всего из трех букв. Матушка Эм у Royal Heart отправляется на прогулку со своим избранником, Роном, матушка Бруни у Каури – со своим, Каем. Во время прогулки дамы обсуждают со своими кавалерами вопросы политики.
Спустя некоторое время матушки предотвращают нападение на своих подопечных. Матушка Эм снова спасает девушку Эмили, матушка Бруни – подростка-оборотня Веся, которого приютила.
Из «Матушки Эм»: «На повороте с большой улицы, когда Эм пускала, как обычно, лошадь практически шагом, на них налетели молодчики в темных плащах. Все произошло быстро, Эм только и успела швырнуть девушку на дно одноколки и нежданно выхватила узкую шпагу непонятно откуда, к тому же с ними был Хайнц, один из помощников Эриха, выхвативший уже пистолеты, но оба выстрела прошли мимо налетчиков, только затормозили их и напустили дыма и шума».
Из «Золушек из трактира на площади»: «Кинув последний взгляд на упавшего на пол и корчащегося в судорогах мальчишку, Бруни судорожно вздохнула и бросилась прочь.
К ее счастью патруль как раз показался в начале соседней улицы. Она набрала воздуха в легкие и крикнула изо всех сил ‘На помощь!’ И еще на всякий случай ‘Пожар!’ Метнулась обратно, оказавшись в зале как раз в тот момент, когда дверь слетела с петель, а несколько человек, размахивая горящими факелами и ножами, ввалились внутрь».
Матушки принимают активное участие в судьбе своих подопечных. Матушка Эм у Royal Heart устраивает Эмили сначала работать в свой трактир, а потом на учебу в редакцию газеты. Там у девушки появляется наставник – владелец газеты. Матушка Бруни так же пристраивает Веся работать в свой трактир, а затем передает на учебу и тот оказывается под покровительством старшего оборотня.
Второстепенные персонажи тоже на удивление похожи друг на друга: сходны их манеры речи и поступки. Так, например, у Royal Heart поэт Гектор поет дифирамбы матушке, у Каури – хозяйкой трактира восхищается придворный шут Дрюня. Их поведение – галантное, шутовское, игривое.
Из «Матушки Эм»: «В этот момент к стойке подлетел Гектор и уставился на Эмили влюбленными глазами.
- Богиня! Вы разбиваете мне сердце! Это такой шок и эпатаж! Я в восторге!»
Из «Золушек из трактира на площади»: «– Моя дорогая именинница! – приветствовал тот, будто знал Бруни давно и близко. Поймал ее руки и прижал к губам. – Милая Матушка! В этот полный светлячков и пьяниц вечерок спешу поздравить тебя с Днем появления из материнского лона сине багрового комочка, издающего котячьи звуки!»
Кроме того, нельзя не отметить тот факт, что в обоих произведениях присутствует магическое переговорное устройство, с помощью которого герои могут связываться друг с другом.
Из «Матушки Эм»: «- Понимаешь, это не совсем украшение, точнее, совсем не украшение. Это средство связи. Видишь, эти капли? По ним я смогу всегда определить, где ты находишься, у них есть двойники, вот здесь, - с этими словами Эм извлекла из-за пазухи пару цепочек с кулонами, одну она сразу же затолкала обратно, а вторую оставила на виду. И действительно кулон на ней напоминал брошь. – А еще, если ты захочешь мне что-то сказать, если с тобой что-то случится, ты можешь оттянуть вот этот шарик, – она показала какой именно. – И я услышу тебя, где бы ты ни была. Понимаешь? И ты сможешь меня слышать».
Из «Золушек из трактира на площади»: «Торхаш пожал плечами. Вытащил из кармана сверток замши и передал ей. В свертке оказалась небольшая круглая шкатулка из светлого металла, удивительно легкая и настолько изящная, что невольно приходила мысль об участии в ее создании эльфов. Она была покрыта тончайшей резьбой, а крышка украшена полупрозрачным кабошоном красного оттенка. Но как Матушка не пыталась открыть вещицу – та не поддавалась. Промучившись несколько минут, она подняла растерянный взгляд на Лихая.
Тот сидел с закрытыми глазами, подставив лицо ветру. Крылья тонкого носа хищно подрагивали, будто оборотень ловил запахи с той стороны залива – из Гаракена.
– Назови имя, маленькая хозяйка, – сказал он, не поворачиваясь и не поднимая век. – Коснись губами камня и произнеси его».
Исходя из анализа текстов, можно сделать вывод, что в большинстве ключевых моментов сцены «Золушек из трактира на площади» идентичны сценам из «Матушки Эм». Одинаковы сюжетные повороты, характеры главных героинь и второстепенных персонажей. Даже мелкие детали текстов совпадают. Так, например, в обоих текстах неоднократно подчеркивается, что героине вовсе не похожи на матушек, а выглядят, как молодые девушки. Бруни матушкой именуют, потому что она вдова, а вот Эм – намного более старшая женщина.
Произведения имеют общую сюжетную канву, идентичную последовательность сцен, заимствование слов и терминов, похожие поступки и характеры героев, локальные сходства, что позволяет предполагать, что повесть Royal Heart была переработана и дополнена другим автором с целью издания книги и извлечения коммерческой выгоды.
Если касаться отличий, то главное отличие текстов состоит в том, что в повести Royal Heart на первый план выходят социальные, нравственные и философские вопросы, в произведении поднимаются, например, такие важные вопросы как права женщин. В то время как роман Лессы Каури является типичным любовным романом, с предсказуемым финалом, где главными являются лишь любовные отношения между героиней и принцем, заканчивающиеся свадьбой.

Филолог, кандидат филологических наук.








Я буду очень признательна за максимально широкий репост во всех социальных сетях, не только на дайри.
Страна должна знать своих героев.

URL записи

URL записи